Невероятные факты о том как на самом деле ткут ковры

Здравствуйте, дорогие друзья. В этой статье мы поговорим о коврах. Они есть у каждого дома, лежат на полу, или висят на стене. Спасают нас от холодного пола, или служат просто украшением, но нет наверное ни одного человека на земле у которого нет или не было ковра.

А что мы знаем об этом красавце? Большинство наверное знает только то, что сегодня существует два вида ковров:

  • натуральные — которые ткут вручную из окрашенной шерсти,
  • синтетические — изготавливаются на фабриках из синтетических материалов.

В давние времени ковер использовали для утепления жилища, тогда как в наши бни он несет чисто декоративную функцию.

И если раньше это был предмет роскоши, который берегли, передавали из поколения в поколение, то теперь,  на фабриках ткут тысячи ковров в день, превратив его в продукт доступный, массового потребления.

Конечно в обоих случаях есть свои плюсы и минусы, но никакой фабричный ковер не сравниться в ковром ручной работы.

На Livejournal я нашла рассказ Николая Рыкова о поездке на Кавказ за ковром. Это живой и очень живописный рассказ » из первых рук», который интересно послушать.

***

Известно, что чай делают в Индии, в Германи – автомобили, а великолепные шерстяные ковры – в Табасаране. Я имею в виду настоящие, ручной работы ворсовые ковры, пёстрые узоры которых были придуманы много веков назад.


Мы поехали в Дагестан, чтобы как можно больше узнать об этом крае — стране гор — и конечно же не могли не заехать в то место, которое на весь мир славится своим ковровым производством — Табасаранский район. Между прочим, табасаранцы являются единственным народом России, которые продолжают заниматься традиционным видом национального искусства — ковроткачеством.

Известный скепсис о «фотографии на фоне ковра» породил несправедливое отношение к нему как к ненужной, давно устаревшей вещи. К тому же наши квартиры, в которых каждый стремится выразить свою индивидуальность, всё менее становятся похожими на жилища наших предков — и часто наполняются бессмысленными вещами.

Но жизнь летит очень быстро, и с годами начинаешь постигать ценность тех вещей, которые были придуманы много поколений назад. Мы с Янкой давно уже поняли, что ковёр в доме — вещь полезная, поэтому стали задумываться над тем, где бы его раздобыть. Поездка в Дагестан оказалась как нельзя кстати, став для нас своеобразным паломничеством за ковром.

Табасаран встретил нас великолепными пейзажами гор. Сочные краски зелёных долин, освещённых косыми лучами солнца, выглядели особенно торжественно на фоне надвигающихся свинцовых туч. Мы ехали в гости в один из многочисленных домов, где делают ковры, а в этом как раз заканчивали работу, начатую ещё полгода назад. Хозяева согласились нас подождать, чтобы мы смогли своими глазами увидеть завершение многомесячного труда нескольких мастериц. Мы конечно же спешили. По дороге Магомет — наш дербентский друг, который и организовал эту поездку — рассказывал историю Табасарана и в частности историю ковроделия.

Когда-то ковры были не такими нарядными, как сейчас, и служили вовсе не для украшения комнаты. Кочевые народы, населявшие страны Востока, стали делать их для своих жилищ в первую очередь как функциональную вещь, которая помогала бы хранить в доме тепло, без труда перевозилась из одного места стоянки в другое и при этом служила бы много лет. Со временем ковры стали покрывать узорами, которые делались всё более сложными и изящными, и по их убранству можно было судить о благосостоянии хозяина. Ковры стали предметом роскоши, не теряя при этом своих первоначальных качеств, и из бедных хижин перекочевали в дворцы восточных правителей и влиятельных богачей.

Сегодня ковры обязательно есть в каждом дагестанском доме: в семьях победнее лежат сумахи — безворсовые коврики, а в зажиточных домах полы устланы просто великолепными экземплярами — толстыми, с высоким ворсом и очень приятными на ощупь. Мы, заходя к кому-нибудь в гости, обычно не обращали на них особого внимания, пока не приехали в Табасаран и не узнали о том, сколько времени и труда стоит один такой шедевр.

 

Нас встретила Умганат Сулейманова — местная жительница, поэтесса и просто хороший человек. Ковры здесь делают почти в каждом доме — если не для продажи, то просто для себя. Умганат не исключение: говорит, когда плетёт ковёр — отдыхает душой.


Мы отправились в следующий дом, где пятеро мастериц заканчивали ткать большой ковёр. Работа над ним велась более шести месяцев!


Сняв по обычаю обувь перед крыльцом, мы по очереди протиснулись в маленькую комнатку, половину которой занимал станок. На нём был натянут очень красивый, почти готовый ковёр, а перед ним на низкой скамейке сидели женщины. Понять что-то в сложном переплетении разнообразных ниток и вспомогательных палочек просто невозможно. Назначение некоторых инструментов и вовсе не ясно. Женщины улыбаются, видя наше замешательство — они-то не глядя могут вязать свои сложные узелки, попутно рассказывая нам о своей работе и на примере показывая тонкости ремесла.


Чтобы сделать ковёр, для начала готовят основу: плотные хлопчатобумажные нити туго и тесно натягивают на раму параллельно друг другу. Затем к станку садятся несколько женщин — и начинается основная работа. Оперируя специальным крючком, они завязывают вокруг каждой нити особый узелок из цветной пряжи. Скорость, с которой движутся руки мастериц, фантастическая — так что невозможно уловить, как именно они завязывают узел.

Когда закончен ряд, его прессуют специальным тяжёлым гребешком, а неровные концы обрезают большими ножницами. Таким образом образуется определённой глубины ворс. Чтобы не ошибиться с рисунком, женщины сверяются со схемой по шпаргалке, а самые опытные ковровщицы знают узор на память.


Особое внимание в ковровом деле уделяется пряже. Самым ценным считается ковёр, сделанный из крашеной натуральными красителями шерсти. Как получить тот или иной цвет известно с давних времён — ведь раньше не было искусственных красок. Самые разнообразные цвета можно получить из растений и минералов, а также из некоторых насекомых.

Например, традиционный для дагестанских ковров красный цвет добывают из корня растения марена. Также многим знаком такой естественный краситель как хна, из которого получается красивый оранжевый цвет. В наши дни чаще используются синтетические красители. Это делает ковёр немного дешевле, так как не тратится огромный труд на сбор и обработку компонентов натуральных красителей, однако качество ковра от этого не уменьшается.

За рассказом женщины закончили свою работу. Одна из них разрезала нити-основы — и красивейший ковёр торжественно перенесли во двор для его первой фотографии. Теперь он должен отправиться к своему владельцу, которому прослужит не менее 300 лет — нетрудно представить, сколько будущих поколений увидит этот ковёр.

Когда мы приехали в гости к Мигдету Гаджиевичу, мы уже поняли, что уехать из Табасарана без ковра у нас не получится — это было как раз то единственное место, где нужно совершать подобные приобретения. Мигде, в прошлом директор местной школы, а сегодня — человек, который вместе со своей семьёй пытается сохранить в районе ковровое производство, также рассказал нам немало интересного.

С древних времён табасаранцы занимаются ковроделием, и ковры здесь ткали в каждом доме – и для себя, и для продажи. Мастерство передавалось от старших младшим: девочки с раннего детства смотрели, как работают мамы, и молодыми женщинами уже становились опытными мастерицами. В табасаранских семьях женщины были основными кормильцами семьи, так как зарабатывали много больше мужчин.

В советские годы в Табасаране было налажено организованное производство ковров. Их стали ткать не по домам, а в одном большом ковровом цехе, куда приходили работать практически все женщины селений. В наши дни этот цех ещё работает, но уже далеко не в полную силу, а большая часть ковровщиц снова вернулась к работе дома.

Ковровый цех.

Пока мы слушали Мигдета Гаджиевича, к нам вышла его мама Аминат — девяностолетняя женщина, которая считалась лучшей ковровщицей в селе.
— Дети до сих пор заставляют меня работать,— шутливо жалуется Аминат, показывая на своё вязание. Дети смеются, переводя нам со сложного табасаранского языка слова матери.

Наконец, на двор вынесли ковры, которые были сделаны женщинами этой семьи. Мы щуримся от ярких красок, усиленных солнцем, и, переглядываясь с Янкой, понимаем, что наш ковёр наконец-то нас нашёл и сейчас как раз лежит перед нашми. Через несколько минут в багажнике нашей машины уже лежал аккуратный свёрток, который мы собирались развернуть уже в Москве, в своей квартире.

Весь оставшийся вечер мы провели в гостях у Гаджимурата, главы Табасаранского района, где подняли не один тост за гостей и хозяев, за детей и родителей, за Дагестан и Россию в целом и ещё много-много за что, о чём сейчас уже трудно вспомнить. Сейчас, когда я дома пишу этот пост, я с удовольствием ещё раз говорю спасибо всем табасаранцам, которые проявили к нам столько искреннего гостеприимства, а также тем, кто помог нам приехать в Табасаран.

***

Источник: nikolapic.livejournal.com

Уверена вам понравился этот рассказ. :) Делитесь статьей в социальных сетях, чтобы и ваши друзья и знакомые узнали как ткут ковры, ведь согласитесь это очень интересно. И напишите в комментариях как Вы считаете какие ковры лучше: натуральные или синтетические.

А я прощаюсь с Вами до встречи в новых интересных и познавательных статьях. :)

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Невероятные факты о том как на самом деле ткут ковры
×
Жми «Нравится», чтобы читать нас на Facebook